Не на жизнь, а на смерть

36
0
4

«…процесс отмирания целого ряда старых руководителей из литераторов и старых „вождей“ …имел место всегда. Луначарские, Покровские, …Красины и т. д., — таковы первые пришедшие мне на память образчики бывших вождей-большевиков, отошедших потом на второстепенные роли» 
И. Сталин, 28 февраля 1925 г.
 ………………………………………………………………………………………
Наверное это было лишь вопросом времени, когда бывшие некогда друзья и товарищи схлестнутся, не на жизнь а на смерть, в самом прямом смысле этого слова. Когда оппозиция становится оппозицией у нее есть два выбора — вести борьбу легальными способами и нелегальными. Второй предполагал самое страшное, а именно убийство своих товарищей. 

Видные большевики начали странно гибнуть в 1925 г. 19 марта 1925 года по пути из Кремля домой умирает председатель ЦИК СССР Нариман Нариманов. Официальное заключение – от сердечного приступа.

Нариман Нариманов никогда не жаловавшийся на сердце внезапно умрет от его остановки

Через каких-то три дня, 22 марта, из Тифлиса в Сухуми вылетел самолёт «юнкерс», на борту которого находились первый секретарь Закавказского крайкома РКП(б) тов. А. Мясников (Мясникян), председатель Закавказского ГПУ Могилевский и уполномоченный наркомата почт и телеграфов (в прошлом известный чекист) Г. Атарбеков.

Лидер Закавказья Александр Мясников стал одной из жертв загадочной авиакатастрофы

Видный чекист и один из первых советских разведчиков Соломон Могилевский оказался на разбившимся рейсе

Один из основателей ВЧК Г. Атарбеков также оказался среди погибших

Что же случилось? Лётчик Шпиль вместе с бортмехаником Сагарадзе на самолёте Junkers F-13 с бортовым номером R-RECA (заводской — 590) выполняли пассажирский рейс из Тифлиса в Сухум. На борту находились три служебных пассажира

Почти в полдень авиалайнер взлетел с Тифлисского аэродрома и взял курс на Сухум. Однако через 15 минут в аэропорт поступило сообщение, что самолёт загорелся. На глазах свидетелей происшествия, двое людей выпрыгнули из горящей машины и разбились насмерть. «Юнкерс» врезался в землю и взорвался
»          Вчера в 12 ч. 10 м. вблизи Дидубийского ипподрома трагически погибли вследствие аварии аэроплана Юнкерс-13 заместитель председателя Совнаркома ЗСФСР, член Президиума ЦИК СССР, член РВС СССР и Краснознаменной Кавказской армии Александр Федорович Мясников, председатель Закавказской чрезвычайной комиссии Соломон Григорьевич Могилевский и заместитель наркома РКИ в ЗСФСР и уполномоченный Наркомпочтель СССР в ЗСФСР Георгий Александрович Атарбеков и два летчика — товарищ Шпиль и товарищ Сагарадзе.»

В Сухуме эти люди должны были встретиться с Троцким. Через десять минут после взлёта самолёт загорается и падает; всё высокие чиновники погибают. Троцкий обвиняет в диверсии меньшевиков.
Ситуация продолжала накалятся.  августа 1925 года. Под Одессой был убит легендарный Григорий Котовский. Человек, с которым Михаила Фрунзе связывали особые отношения. 
 Убитый Котовский

Как обьяснили убийство Котовского? Якобы его застрелил бывший сутенер. Однока в это мало кто поверил. 27 августа в американских дебрях таинственным образом погибает ближайший соратник Льва Троцкого Эфраим Склянский.
 За Котовским на тот свет последовал близкий соратник Троцкого Э. Склянский, утонувший в амриканском озере вместе с главой Амторга Хургиным

Вскоре новой жертвой смерти стал наркомвоенор Михаил Фрунзе. Он был одним из самых активных противников Троцкогго в армии и занял место последнего после его отстранения. 
Михаил Фрунз, его странная, даже нелепая смерть одна из згадок советской истории

Во первых он лег на операцию, которая оказалась не нужна, потому и закончилась едва начавшись, всего  то 35 минут.
 Во вторых не убедительно выглядит объяснение смерти — якобы старая язва двенадцатиперстной кишки, вызвала обострение имевшего место хронического воспалительного процесса, что повлекло за собой острый упадок сердечной деятельности и смертельный исход.

При исследовании  доступных материалов дела это кажется малвроятным, Фрунзе спокойно жил с этой «язвой» долгие годы, врачи решили что она не помеха, а в конце он умер.
Причем умер как — во время операции появились осложнения из-за НАРКОЗА, в результате чего 39 часов пациент провел под присмотром врачей. Но после операции он пришел в себя, глаза и тихо сказал: «Лучше, лучше…».
. И запись врача в истории болезни от 29 октября – полное тому доказательство:
«…Больной проснулся после наркоза около 4½ часа дня». Фрунзе отвечал на вопросы врачей, самостоятельно оправлялся лёжа, реагировал на окружающих.»
Михаил Васильевич Фрунзе не только проснулся, но и далее до 31 октября находился в сознании. Но потом он потерял сознание и умер.
Так что же случилось? Фрунзе умер не от язвы и его не зарезали (как некоторые думают), его усыпили в самом прямом  смысле этого слова.
Сейчас можно  точно сказать сколько было задействовано наркоза — за первые двадцать минут перед операцией было затрачено 140 г эфира, а это 7 г/мин, что в 4 раза(!) превысило допустимые пределы. Это не считая добавки.
Если ещё учесть, что комбинация эфира с хлороформом существенно усиливает токсическое действие последнего, становится понятно, что с наркозом явно переборщили.
 
Доктор Алексей Очкин убил Михаила Фрунзе, путем введения в его организм сверхдозу  наркоза, в 4 раза превышая все допустимые пределы
 
Итак, Фрунзе не стало. Вместо него наркомом стал Ворошилов, также не испытывавший особого питета по отношению к Троцкому. Смерть Фрунзе была далеко не единственной, не последней в серии странных смертей.

Следующим умер Феликс Дзержинский. Если смерть Фрунзе однозначно была выгодна Троцкому, то с Дзержинским все сложней. Кто-то считает, что его смерть происки Троцкого, кто-то что Сталина или кого-то из его сторонников, третьи, что тут замешана коррупция.
Несмотря на успехи в развитии промышленности, было видно, что экономическое положение оставляет желать лучшего, а борьба с кооррупцией была и вовсе почти проиграна, причем еще в начале НЭП.
Ещё 16 марта 1923 года им было написано следующее откровение:
«…чтобы… государство не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов… Каково настоящее положение. «…» Неудержимое раздутие штатов… чудовищная бюрократизация всякого дела — горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность, характеризующая наш так называемый «хозрасчёт», преступления, перекачивающие госимущество в частные карманы».
Дзержинский не скрывал своего недовольства. Неслучайно за 18 дней до своей кончины 2 июля 1926 г. он страстно напишет Председателю Совнаркома А. Рыкову:
«Политики этого правительства я не разделяю».
2 июля 1926 г. в том же послании Рыкову Дзержинский сделает новое резкое заявление: «Я вынужден обратиться к Вам… при создавшихся условиях диктатуры т. Шейнмана (председатель Госбанка.) и непринятия реальных мер со стороны правительства для обеспечения кредитования промышленности и снижения розничных цен… я снимаю всякую ответственность за состояние нашей промышленности и ВСНХ и ввиду этого прошу Вас возбудить вопрос… о моей отставке…»
На другой день после этого заявления Дзержинским овладевает такое отчаяние, что он пишет поистине трагическое «обращение без адреса». Вот крик его души:
«Устал жить и бороться» — это слова записки одного из лучших хозяйственников т. Данилова (директор Выксы), покончившего самоубийством… Эти слова т. Данилова и его настроение характеризуют настроение в настоящее время огромного количества лучших хозяйственников… 
9/10 сил и энергии уходит… не на создание новых ценностей, не на само производство, а на согласование, отчётность, оправдание, испрашивание. Бюрократизм и волокита заели нас, хозяйственников. На работу нет времени. Мы устали жить и бороться».

Документы дают основание утверждать, что у Дзержинского перед смертью был серьезный конфликт с Предсовнаркома А. Рыковым. То что Дзержинский мог и был опасным человеком было известно хорошо.
Иосиф Сталин как то на февральско-мартовском пленуме 1937 г.  помянул:
«Есть у вас еще другая, тоже неправильная ходячая точка зрения. Часто говорят, в 1922 году такой-то голосовал за Троцкого. Тоже неправильно. Человек мог быть молодым, просто не разобрался, был задира. 
Дзержинский голосовал за Троцкого, не просто голосовал, а открыто Троцкого поддерживал при Ленине против Ленина. Вы это знаете? Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чём-либо. Это был очень активный троцкист, и всё ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого. Это ему не удалось…
Самое лучшее – судить о людях по их делам, по их работе. Были люди, которые колебались, потом отошли, отошли открыто, честно и в одних рядах с нами очень хорошо дерутся с троцкистами. Дрался очень хорошо Дзержинский, дерется очень хорошо товарищ Андреев»
  Сталин говорил, что Дзержинский когда-то примыкал к Троцкому и пытался поднять на его защиту ГПУ, правда Сталин не пояснил когда это было
Так что «железный» Феликс был еще и весьма опасным Феликсом, которого можно было остановить только пулей или ядом
 
Тогда даже 3 июля 1926 года Дзержинский пишет почти пророческие строки:
«Если не найдём правильной линии в управлении страной и хозяйством — оппозиция наша будет расти, и страна тогда найдёт своего диктатора — похоронщика революции, — какие бы красные перья ни были на его костюме. 
Все почти диктаторы ныне — бывшие красные — Муссолини, Пилсудский…» 
Долго так продолжаться не могло. И развязка наступила — 20 июля 1926 г. на Пленуме ЦК и ЦКК, Дзержинский вновь вышел из себя отбивался, как мог, пытался докричаться до совести «верхов»:
«…если вы посмотрите на весь наш аппарат, …на всю нашу систему управления, если вы посмотрите на наш неслыханный бюрократизм, на нашу неслыханную возню со всевозможными согласованиями, то от всего этого я прихожу прямо в ужас. Я не раз приходил к Председателю СТО и Совнаркома и говорил: дайте мне отставку… нельзя так работать!..
<…> А вы знаете отлично, моя сила заключается в чём. Я не щажу себя… никогда. <…> Я никогда не кривлю своей душой. Если я вижу, что у нас непорядки, я со всей силой обрушиваюсь на них. Мне одному справиться трудно, поэтому и прошу у вас помощи…» «
Однако эти слова повисли в воздухе. В зале всех захватили политические дискуссии. Было не до Дзержинского

Ессть версия что перед смертью Дзержинскому подали стакан с ядом, он выпил его, ему стало плохо, он отправился домой и умер
Через несколько часов председательствующий сообщит:
«Сегодня после утреннего заседания партию постиг исключительной силы удар. С т. Дзержинским после его речи сделался припадок сердца. На протяжении 2,5 часа он лежал в соседней комнате, к нему были вызваны врачи. После того как ему стало немного легче, он пошёл к себе на квартиру. Там уже в его комнате с ним случился новый сердечный припадок, и т. Дзержинский помер.
Врачи определили его смерть, как результат паралича сердца. Относительно первого припадка, который с ним произошёл в соседней комнате, врачи устанавливают, что это был типичный, как они мне сказали, припадок грудной жабы. После второго припадка, через несколько минут прибыли врачи, но оказались бессильными перед совершившимся фактом «.
Железному Феликсу было 49 лет.
Алексей Рыков   заявил, что «Дзержинский помер», это именно с ним (Рыковым) у Дзержинского перед смертью был острый конфликт
Похороны Ф.Э. Дзержинского, еще одного «гиганта» революции не стало, это редкое фото, где Сталин и Троцкий вместе
 
 24 ноября 1926 г.  партию постигла новая утрата — Леонид Красин скоропостижно скончался в Лондоне. Обстоятельства смерти сейчас точно не известны, о том что случилось мы можем судить по словам посла СССР И. Майского. Он так рассказывал об этом:
«Со второй половины октября 1926 г. здоровье Красина стало ухудшаться. Болезнь брала свое. Сначала он перестал выезжать сам с визитами и по делам, но продолжал принимать приходивших к нему посетителей. Потом он прекратил свидания с чужими людьми, ограничиваясь встречами лишь с сотрудниками полпредства. Вскоре и это оказалось Леониду Борисовичу не по силам.»
По словам Майского Красина сразила болезнь под названием белокровие, лейкемия. Майский поминал:
Белокровие очень тяжкая болезнь. Медицина не умеет ее по-настоящему лечить даже сейчас, — тем более не умела она это делать больше 40 лет назад. Английские врачи пускали в ход различные методы — диету, лекарства, переливание крови. Особенно большое значение они придавали переливанию крови. 
Полпредство, которое жило ежедневными бюллетенями о состоянии здоровья Красина, искало и находило подходящих доноров в своей собственной среде, а также в среде других членов советской колонии в Лондоне. 
Охотников было сколько угодно. Каждое переливание давало эффект: Красин как-то оживал, щеки его слегка розовели, он начинал говорить, интересоваться окружающей обстановкой, но, к сожалению, это продолжалось недолго. Потом болезнь опять вступала в свои права, и мы с ужасом думали: неужели близок конец?
…………………………………………………………
С середины ноября стало ясно, что роковая развязка близка. Все искусство медицины, все заботы Советского правительства, вся жизненная энергия больного оказались бессильными перед страшным недугом. Леонид Борисович лежал в постели, и, заходя к нему каждый день, я с ужасом видел, как явно тают его силы, как он становится все слабее, все равнодушнее к окружающему миру. 
Врачи предупредили, что конца можно ждать в любой момент. У постели было установлено непрерывное дежурство. Атмосфера в полпредстве сгустилась. Трагическое напряжение казалось нестерпимым…
Навсегда запомнился мне мой визит к Красину за три дня до его смерти. Леонид Борисович лежал, глаза были закрыты, руки вытянуты вдоль тела. Только легкое дыхание, которое можно было слышать, нагнувшись к груди, свидетельствовало о том, что борьба между жизнью и смертью еще продолжается. Вдруг Красин пошевелился, открыл глаза и, глядя куда-то вверх, вполголоса произнес:
— С болезнью надо бороться твердо, упорно, по-большевистски!
Потом этот неожиданный всплеск жизни погас, глаза закрылись, лицо вновь стало неподвижным. Но как характерно: на грани смерти Красин все еще думал о борьбе за жизнь!
Три дня спустя, 24 ноября 1926 г., Красина не стало.»
 
……………………………………………………………………………………………..
Так кому все это было нужно? Кто убивал советских руководителей? Вот краткое перечисление всех политических сил, которые могли влиять на события и быть заказчиком этих убийств:
1)     Троцкий и троцкисты
2)     Сталин и его окружение
3)      Бухарин, Рыков
4)     Зиновьев, Каменев
5)     Иностранные разведки
6)     Убийства на почве конфликтов внутри комсостава РККА
7)     ОГПУ (Менжинский, Евдокимов, Ягода, по отдельности или вместе)
8)     Кто-то еще
Нельзя исключать что сами убийцы могли становится жертвами. Так Ф. Дзержинский мог быть причастен к убийству Котовского и Фрунзе, на эту мысль наводит то, что он быстро «завернул» дело о смерти Котовского, не раскрыл серию покушений на самого Фрунзе и его товарищей. Но вскоре Дзержинскмй сам пал чей то жертвой.

Recommended Reading

Notice: Undefined variable: aria_req in /home/x/xl2819m9/aion.in.ua/public_html/wp-content/themes/bluebiz/comments.php on line 87 Notice: Undefined variable: aria_req in /home/x/xl2819m9/aion.in.ua/public_html/wp-content/themes/bluebiz/comments.php on line 93

Discuss

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *