Эрдогана напугать уже не удастся

12
0
1

Турция твердо нацелена на занятие Африна и ведет наступление на этот курдский район в Сирии по всем правилам НАТО, отмечает востоковед Михаил Магид.

 

 

Курдские ополченцы обратились к официальному Дамаску с просьбой ввести сирийские войска в кантон Африн, дабы те защитили их от турецкой интервенции. Как известно, Анкара атакует этот район на севере Сирии под предлогом борьбы с «террористами» из YPG — отрядами курдской самообороны, связанными, как считают в Турции, с запрещенной в этой стране Рабочей партией Курдистана (РПК).

Правительство сирийского президента Башара Асада занимало в отношении этого конфликта неоднозначную позицию. С одной стороны, оно резонно считает турецкое вторжение на свою территорию незаконным. С другой, оно также, как и турецкое правительство, опасается курдского сепаратизма. С третьей, Асад не предпринимает пока никаких решительных действий в отношении турецких войск, однако, пропускает через контролируемую его военными территорию курдские отряды, идущие на помощь своим собратьям, окруженным в Африне турками.

В ответ на сообщения о призыве курдов к сирийскому руководству, вице-премьер Турции Бекир Боздаг недвусмысленно дал понять официальному Дамаску, что «любое решение сирийского режима о направлении сил в поддержку террористическим организациям PYD/YPG, или же любой шаг, предпринятый в этом направлении, будет иметь разрушительные последствия для региона».

О том, каким в этой острой ситуации может быть развитие событий на севере Сирии, обозревателю «Росбалта» рассказал эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид.

 

Сирийская империалистическая

 

— На ваш взгляд, осмелится ли Асад ввести свои войска в Африн, с учетом того, что фактически это будет означать открытую войну Турции с Сирией?

 — Что касается войны между Асадом и Турцией, то это сомнительно. Скорее речь идет о сделке. Турция устами своих представителей вчера заявила, что она не против того, чтобы Асад занял Африн. Однако, во-первых, она хочет сохранить за собой уже захваченные ее войсками и подразделениями ее союзников районы Африна. Во-вторых, она, как и Асад, требует полного разоружения курдов. В случае выполнения этих условий Анкара готова согласиться с вводом сил официального Дамаска в Африн. Асад готов пойти на эту сделку с турками. Но курды пока не соглашаются с требованиями Асада.

Переговоры между курдами и Дамаском на эту тему ведутся давно, вся эта чехарда продолжается уже не первый день. СМИ, лояльные Асаду, прежде всего сирийский канал Al-Mayadeen, сообщили о скором вводе в Африн правительственной армии или же проасадовских отрядов ополчения, созданных иранцами (Силы национальной обороны). После чего курды опровергли эти сообщения.

 

Закон о ЧВК вызвал спор

 

— Тем не менее мы видим, что Асад пропускает в этот блокированный турками кантон курдские соединения YPG.

 — Да, курдские отряды перебрасываются туда и из Дейр-эз-Зора, и из курдского района Шейх-Максуд в Алеппо и со всех остальных регионов, контролируемых курдскими отрядами ополчения. В Африне находилось прежде 8-10 тысяч курдских бойцов. Сейчас туда переброшены дополнительно не менее 5 тысяч, но, чтобы остановить Турцию этого мало.

Кстати, я хотел бы опровергнуть распространяемые некоторыми людьми выдумки о том, что Африн якобы независим от других курдских кантонов и сил YPG. Это неправда, о чем свидетельствует переброска в Африн больших сил YPG со всего региона. Африн — часть единой курдской территориальной и военной организации в Сирии.

Проблема в том, что, хотя переговоры между курдами и Асадом ведутся, они пока не привели к определенным результатам.

— Готовы ли курды поступиться своей автономией в Сирии, сделать какие-то уступки официальному Дамаску в обмен на его помощь в борьбе против Турции?

 — Да, но похоже, что не в тех масштабах, в которых от них сейчас требуют уступок Дамаск и Анкара. Турция остановит наступление лишь если курды полностью разоружатся и уступят власть Асаду. Официальный глава Сирии настаивает на том, что его войска должны взять под контроль Африн, а курды должны разоружиться и передать ему всю власть в этом кантоне. Курдские отряды ополчения на это не соглашаются и хотят паритетного контроля над Африном. Однако Асад требует большего. И делает он это не только потому, что ему не нужны никакие независимые от него вооруженные люди в Африне, но и из-за требований Турции.

 

Кто погиб в Сирии?

 

— Какова ситуация там сейчас?

 — В данный момент положение следующее. Турки настроены на взятие Африна, стянули туда огромную группировку, наступают по всем правилам армии НАТО, и шансы на то, что их напугает Асад или кто-то еще, равны нулю. Речь идет о десятках тысяч турецких военных и связанных с ними фракций ССА (Сирийская свободная армия), а также о различных джихадистских структурах, поддерживающих Турцию. В операции задействованы сотни единиц бронетехники и турецкие ВВС. Эрдоган твердо нацелен на занятие Африна.

Операция широко разрекламирована в турецких СМИ и просто так отступить без потери лица Эрдоган уже не может. Турция рассматривает свою военную операцию в Африне как часть большой войны, которую правительство этой страны ведет с РПК. В свою очередь, РПК тесно связана с курдским вооруженным ополчением в Африне, а также в ряде других регионов северной Сирии и северного Ирака, и, одновременно, ведет боевые действия на территории Турции с целью создания там курдской автономии.

— Может ли в таком случае Турция пойти на соглашение с Асадом?

 — Да, но она потребует твердых гарантий разоружения курдских отрядов в Африне. Асаду тоже выгодна ликвидация или радикальное ослабление влияния РПК и связанных с ней вооруженных формирований в Африне, поскольку ему не нужны никакие независимые от него политические и, тем более, военные организации в Сирии. В этом смысле интересы Асада и интересы Турции совпадают. Но курды пока не уступают в главном — отказываются разоружиться.

— Существует еще конспирологическая версия, что якобы под видом сирийцев в Африн могут ввести российские войска, и что это может быть частью договоренности между Москвой и Анкарой.

 

Снова война всех против всех

 

 — Тут нет никакой конспирологии. Теоретически, русские могут войти туда, но скорее вместе с Асадом, чем вместо него. Африн и раньше был передан в зону влияния РФ, тогда как остальные курдские кантоны находятся в сфере влияния США. И российские войска ушли оттуда только после того, как курды отказались «уйти под Асада» — сдать ему оружие и власть. После этого россияне ушли, оставив Африн туркам. Логично предположить, что если русские войска войдут туда снова, то лишь после того, как курды сдадут оружие и власть Асаду, то есть выполнят главное требование не только Дамаска, Анкары, но и Москвы. Но пока с этим проблемы, курды до сих пор этого не хотели.

— Все же, существует ли угроза прямого вооруженного столкновения Турции и Асада в Африне?

 — Да, и такое столкновение уже произошло несколько часов назад. Эрдоган заявил, что проправительственные силы Сирии самостоятельно приняли решение о входе в Африн. Он подчеркнул, что «это неприемлемо и не останется без ответа». Несколько пикапов проасадовских отрядов и «Хезболлы» (проиранская шиитская группировка из Ливана, воюющая на стороне Асада) попытались приблизиться к Африну. Но после того, как их обстреляла турецкая армия, они вынуждены были отойти.

Как уже говорилось выше, Турция готова допустить присутствие сторонников Асада в Африне лишь на условиях полного разоружения курдов и согласования всех действий Асада с Анкарой. Но если стороны начнут меряться своими военными возможностями и амбициями, опасность более масштабного военного конфликта увеличится.

Беседовал Александр Желенин

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *