0

Театр духовных действий

by admin23.02.2018

19
0
0

В новостном потоке за прошедший месяц (с середины января по середину февраля) главной темой было полоскание трусов. Началось все с ролика курсантов Ульяновского летного училища. Возникшие претензии вплоть до угрозы «двушечки» за оскорбление святых чувств сводились к несоответствию танцев выбранному дресс-коду — трусам в сочетании с фуражкой. Настоящим поводом для негодования чиновничьей общественности, конечно, было не глумление над честью мундира, а, скорее всего, тот факт, что курсанты заполнили своими полуголыми телами в трусах новостной эфир на три дня раньше, чем высшие чиновники государства стали сходить в таком же полуголом виде и трусах в крещенскую прорубь. Чиновничье погружение на дно замерзших водоемов в этом случае выглядело словно продолжение шоу ульяновских курсантов «Попробуй повтори».

Ровно через месяц тема трусов и авиации всплыла в видеоролике, где пассажирка самолета мудро использует возможности кондиционеров над креслами. Растиражированный федеральными каналами ролик совместил в себе одновременно свойства духовной пищи и зрелища. С одной стороны, он символизирует уровень и запросы телевизионной аудитории, с другой стороны, способность новостных агентств добывать и поставлять информацию.

Пока над страной веяли трусы, в это время происходили знаковые события. Например, в Петербурге 1 февраля был дан старт церковной кампании, посвященной памяти жертв большевистского и сталинского террора из числа духовенства и верующих. Как известно, ровно сто лет назад, 1 февраля 1918 года, в Петрограде от выстрелов революционных солдат и матросов стали гибнуть первые священнослужители. Характерно, что о жертвах революционной диктатуры и сталинского террора православная Церковь все эти годы старалась особо не вспоминать. О новомучениках если где и говорится, то лишь в контексте имущественных споров, когда из бывшего церковного здания нужно выселить больницу, музей или музыкальное училище.

1 февраля 2018 года о начале красного террора в Петербурге вспомнили только потому, что подвернулась круглая дата: как никак столетие. Правда, отмечать эту дату верующим пришлось своими силами: митрополит Варсонофий и все пять епископов города и области в этот день были на торжественной службе в Москве, посвященной девятой годовщине со дня интронизации патриарха Кирилла. Из этого соотношения сил сразу видны приоритеты церковных князей: им важнее было потолкаться с цветами и конвертами в передней у своего начальника, чем вместе с верующими обойти места, обагренные невинной кровью. Однако ритуальное причитание с использованием имен первых жертв большевиков будет длиться весь год, а то и больше, из расчета: по одному имени из числа жертв на каждый спорный объект недвижимости. Выражению Тертуллиана о крови мучеников как семени христианства Московская патриархия придала новый смысл: пролитую большевиками кровью можно использовать как повод для того, чтобы бесконечно торговаться с государством и обществом по принципу «вы все должны (причем с процентами)».

Если вернуться к знаковой для религиозного Петербурга дате 1-го февраля как началу репрессий против одной из социальных групп, то здесь нельзя не заметить того многозначного сюжетного совпадения, которое режиссируется самой жизнью: как раз накануне, 31 января, глава фонда возрождения христианских ценностей «Священная лига св. Георгия» Сергей Егоров, войдя в офис фонда на ул. Стахановцев, выстрелил в одну сотрудницу из резинового пистолета, а на другую кинулся с ножом.С.Егоров – это без пяти минут новый директор Исаакиевского собора после того, как сам собор передадут РПЦ. Именно Егоров от имени «многомиллионной общественности» тряс грозными бумажками перед носом Н.Бурова и разрабатывал новый бизнес-план эксплуатации собора после смены собственника. Вскоре после задержания Егорова сотрудники милиции отпустили его в тот же день. Вероятно, не последнюю роль в подобной снисходительности сыграл тот факт, что Егоров является помощником митрополита Варсонофия, чьими святыми молитвами город незаметно превратился в снежную Кущевку: днем по городу рыщут воины христовы, ночью выходят погромщики и избивают градозащитников.

В перерывах между этими событиями по центру города ходят крестные ходы. Очередной крестный ход под названием «Молодежный» прошел 17-го февраля. Само по себе малоприметное событие, на которое собирается условная молодежь в количестве, равном числу хоругвеносцев, интересно своим прогностическим потенциалом, поскольку количество участников и место проведения крестного хода свидетельствуют о близости церковных деятелей к административным ресурсам и одновременно об участи Исаакиевского собора. В этом году на крестный ход пришло всего несколько сотен человек, что означает отказ ректоров вузов поставлять для церковных ритуалов поголовье безропотных студентов.

Проходящий в пятый раз крестный ход в этом году следовал своим обычным маршрутом: от Миргородской улицы до Александро-невской лавры, хотя в прошлом году он был срочно переброшен к Исаакиевскому собору, дополнен байкерами, семинаристами и футбольными болельщиками, чтобы явить обществу количество бесприютных прихожан, которым негде молиться. Возвращение крестного хода в его привычное русло (от стен Исаакия на задворки Невского проспекта) заставляет предположить, что до Пасхи митрополит Кущевский и Лагерный Варсонофий оставит Исаакиевский собор в покое. Как раз у него будет время разработать маршруты крестных ходов по всем районам города и тем самым облегчить жизнь сотен тысяч горожан. Замечено, что дороги, по которым следует крестный ход, не только тщательно убираются, но даже очищаются от снега.

About The Author
admin

Leave a Response