0

Российские наемники — «это категория людей, которые не могут жить без войны»

by admin14.03.2018

18
1
0

Вербовщик наемников, который сотрудничает с основной российской частной военной компанией, свидетельствует, что ЧВК присутствуют в Сирии, и подтверждает, что тела погибших бойцов семьям не возвращают. Проблема может быть решена после переизбрания Путина, полагает он. Он рассказал корреспондентке телеканала France 24 в России Елене Волошиной о деятельности этих групп, окутанных государственной тайной. Интервью опубликовано в газете Liberation.

«Какова главная цель присутствия ЧВК Вагнера в Сирии?» — спросила журналистка.

«Это борьба против режима Асада. Борьба за нефть, чтобы заработать деньги. Причина существования частной военной компании — получение прибыли. И потом уже защита интересов государства там, где оно не может применить регулярную армию. В Сирии, с одной стороны, происходит сражение против мирового терроризма в лице «Исламского государства»*, и с другой — собирание доходов в пользу нашей страны, для того чтобы Россия могла захватить огромный рынок нефтяных ресурсов. Ей необходимо обеспечить контроль над ними. Я считаю, что это правильно. Не мы начали эту войну, но закончить работу предстоит нам», — ответил собеседник.

«Почему это секретно? Россия открыто ведет воздушные и морские операции в Сирии, зачем скрывать наземные операции?» — поинтересовалась журналистка.

«Потому что речь идет прежде всего о коммерческих интересах. Вы видели, какую медийную шумиху вызвали наземные потери? А если бы речь шла о регулярных войсках? Если бы США нанесли удар по российской армии на земле? Что бы мы получили? Третью мировую войну», — сказал эксперт.

«Как финансируется ЧВК Вагнера?»- спросила интервьюер.

«Она подписывает контракты с компаниями, которые добывают и обрабатывают нефть в Сирии, для защиты их коммерческих интересов. За это она получает деньги. На сирийской территории российские компании «Лукойл» и «Газпром» имеют свои заводы. Но ЧВК Вагнера также работает с иностранными фирмами», — ответил собеседник телеканала.

«Как происходит сотрудничество с российским Министерством обороны?»

«Министерство обороны определяет боевые задачи. Наемные солдаты «Вагнера» действуют в тандеме с российской авиацией, при поддержке артиллерии, — пояснил полевой командир. — Минобороны поставляет наемникам оружие, боеприпасы и экипировку. Но это сотрудничество — вне закона. То есть официально его не существует».

«Когда они подписывают контракт, они знают, как будут обращаться с их телами… или их семьи останутся в неведении?» — спросила Волошина.

«Если ты завербовался в ЧВК, значит, ты продался за деньги. Она может использовать тебя как заблагорассудится. Согласно контракту ты не имеешь права не повиноваться. Что с тобой произойдет после смерти? Ты будешь в состоянии рубленого мяса. А что с телами? Их поместят в мешок. Их запечатают в цинковый гроб. Их отправят домой… в лучшем случае. В худшем — похоронят на месте. Если ты не подписал такое условие, чтобы ничего не говорить твоей семье, твоим близким пошлют деньги с документом, где говорится, что ты погиб и похоронен там-то. Или вообще не похоронен. Просто «такой-то погиб». Держите ваши денежки», — пояснил вербовщик.

«Какое у вас чувство по поводу участия ЧВК Вагнера в войне в Сирии?»

«Моя позиция четкая. Наша война — это Донбасс. Ну а тем, кто сомневается по поводу войны в Сирии, типа того, что «идеологически это не наша война, это война за бабки», я могу сказать: после того как америкосы замочили наших парней, мы готовы идти туда, чтобы заставить их ответить за это», — сказал полевой командир.

«Часто к вам приходят добровольцы, желающие ехать в Сирию?» — спросила интервьюер.

«Очень часто. Пять-шесть человек в неделю, — ответил вербовщик. — Молодые, старые, у кого-то есть опыт боевых действий, у кого-то нет. Казаки и гражданские лица. Они хотят примкнуть к ЧВК. Они спрашивают меня, что их там ждет. Я им вкратце объясняю, что никто не будет за ними бегать и подтирать им жопу: «Вы продаете ваши навыки, ваши козыри, вашу жизнь».

«Тому, кто возвращается с войны, всегда трудно адаптироваться к обычной жизни. Потому что если человек воевал год или полтора, когда он вернется, куда он пойдет работать? Охранником в супермаркете? Где полупьяный 18-летний юнец будет его учить жизни и унижать? Он привык решать все свои проблемы нажатием на курок, у него руки чешутся. Это категория людей, которых называют «человек войны». Они не могут жить без войны. Частная военная компания всегда их ждет», — рассуждает вербовщик.

«Первые солдаты были завербованы в 2015 году, и, если мне не изменяет память, тогда зарплаты доходили до 450 тыс. рублей в месяц (6,5 тыс. евро), на данный момент ребята получают от 150 тыс. (2,1 тыс. евро), в зависимости от выполненных боевых задач», — продолжает он.

«Когда должны вернуть тела погибших в Сирии их семьям?» — спросила журналистка.

«Вероятно, после президентских выборов 18 марта, — ответил собеседник телеканала. — Скрыть потери? Нет проблем. Там все средства коммуникации отключены. Более того, люди прописывают в контракте, что они не должны никому ничего разглашать. В случае утечек они не получат зарплату. Их семьи тоже не получат компенсацию. Вот почему все будут молчать».

About The Author
admin

Leave a Response