0

РБК: ЦБ перешел к жесткому контролю за деловой репутацией владельцев банков

Отзыв лицензии у банка, имеющего общих акционеров с другими действующими игроками, может больно ударить по их устойчивости. Новый жесткий подход ЦБ к постоянному контролю за деловой репутацией владельцев банков ставит под удар миноритарные инвестиции в российский банковский сектор. Наивысшие риски — у иностранцев.

Разъяснения ЦБ о надзоре за деловой репутацией собственников банков на популярной в последнее время «постоянной основе» недавно были опубликованы на сайте Ассоциации региональных банков России (АСРОС). В них профильный департамент Банка России публично объяснил, каких подходов он придерживается при обнаружении собственников банков с отозванной лицензией в действующих кредитных организациях. До сих пор на этот счет звучали заявления общего характера.

Разъяснения оказались неожиданно жесткими. По оценкам опрошенных РБК банкиров, они могут затронуть интересы не только лиц с подмоченной репутацией, все еще сохраняющих доли в «живых» банках. Эти доли будут уменьшены до уровня, не превышающего 10% (это стандартный инструмент отстранения владельца с испорченной репутацией от управления банком). Однако одновременно доказывать свою деловую репутацию придется целой категории владельцев вполне здоровых кредитных организаций, у которых раньше такой необходимости не возникало. В частности, в результате уменьшения долей собственников с испорченной репутацией доли остальных владельцев могут автоматически увеличиться до уровня, требующего подтверждения репутации перед Центробанком (подробно о том, как работают рекомендации ЦБ, см. врез 3).

Среди лиц, вопросы к репутации которых возникают в результате озвученного ЦБ подхода, могут оказаться как сомнительные, так и вполне добропорядочные собственники банков, указывают участники рынка. При этом такой ответ ЦБ спровоцировали сами банкиры (см. врез 1 и врез 2), запросив у регулятора соответствующие разъяснения.

1. Что просили банкиры?

Текущие разъяснения ЦБ даны в ответ на запрос, поступивший от АСРОС еще весной прошлого года на имя главы Банка России Эльвиры Набиуллиной. «В ассоциацию обращаются кредитные организации с проблемой, связанной с наличием в составе акционеров иностранных инвесторов, участвовавших в капитале кредитных организаций с отозванной лицензией, в связи с чем их деловая репутация признана неудовлетворительной. Такие акционеры получают от Банка России предписание в течение 90 дней сократить долю своего участия в кредитных организациях до уровня ниже 10%», — говорилось в письме.

Сократить долю участия можно, продав или передав ее другому инвестору. На это ЦБ отводит утратившим деловую репутацию владельцам до 90 дней. Однако, как указывалось в запросе, пока проштрафившиеся старые владельцы ищут новых собственников для своих пакетов, ЦБ снижает оценку экономического положения банка вне зависимости от реальной ситуации в нем. Это не только лишает банк права на часть опций по рефинансированию в ЦБ (делает невозможным залог кредитных активов регулятору по 312-П, исключает его бумаги из ломбардного списка), но и понижает шансы продать соответствующие пакеты акций или долей, сетовали банкиры и просили ЦБ не понижать классификационную группy таких банков по крайней мере до истечения 90-дневного срока. А за этот срок акции можно попытаться успеть продать новому «хорошему» владельцу.

2. Первая жертва: East Capital

По сведениям двух источников РБК, знакомых с происхождением этого запроса, он был инициирован шведским East Capital со штаб-квартирой в Стокгольме и офисами в нескольких других странах, включая московский офис в России. East Capital давно и плотно работает на отечественном банковском рынке.

Как указывают источники РБК, основанием для претензий ЦБ к деловой репутации одного из фондов группы, ориентированного на российские банки — «Ист Кэпитал Файнэншиэлз Фанд АБ» (East Capital Financiаls Fund AB) — стало наличие его в числе собственников лишенного лицензии в августе 2015 года Пробизнесбанка. По сведениям РБК, у этого фонда была доля в Акибанке и есть доля в Азиатско-тихоокеанском банке и Локо-банке (эта информация подтверждается данными на сайте ЦБ). Другие фонды группы также инвестируют в российские банки, в частности в банк «Санкт-Петербург», однако инвестиций в банках, лишенных лицензий, у них не было и вопросов к их репутации также не возникало, пояснил один из собеседников РБК.

Как рассказали источники РБК, предписание от ЦБ о снижении доли до уровня менее 10% было направлено указанному фонду по всем трем банкам. При этом предписание по Акибанку фонд даже оспаривал в суде. Информация об этом содержится в картотеке арбитражных дел. Однако в августе 2016 года производство по делу было приостановлено, а заседание, на котором было принято такое решение, прошло в закрытом режиме.

По сведениям РБК, доля фонда в Акибанке была продана одному из других совладельцев, по долям в двух других банках ведутся переговоры о продаже. «Сам «Ист Кэпитал Файнэншиэлз Фанд АБ» в итоге планируется закрыть», — сообщил один из собеседников РБК.

На официальный запрос РБК, посланный несколько дней назад, ни российский, ни шведский офисы East Capital не ответили. Также поступили и указанные банки.

3. К чему приводят запросы: что ответил ЦБ

Ключевую просьбу банкиров ЦБ удовлетворил, но совсем не так, как этого ожидали банкиры.

Как сказано в разъяснениях, понижения доли собственника с опороченной репутацией «приводит к пропорциональному увеличению прав голоса» остальных владельцев. И эти права в результате вырастут до «размера, позволяющего оказывать значительное влияние или контроль» на деятельность банка (выше 10%), то такие собственники (если ранее их доли были менее 10% и еще в ряде случае) окажутся не прошедшими оценку деловой репутации.

Далее есть два сценария.

Если кто-то, с ранее не согласованной в ЦБ деловой репутацией получит контроль над банком и не успеет за 90 дней собрать доказательства позитивности своего реноме, это будет расценено регулятором как непрозрачность структуры собственности банка с переводом его в третью группу по экономическому положению со всеми вытекающими последствиями.

Если доля кого-либо из собственников увеличится более 10%, но ниже контрольной, обязанность по согласованию с ЦБ деловой репутации также возникает в 90-дневный срок, последствия в документе четко не прописаны, но из него следует, что санкции будут менее жесткими.

Реакция опрошенных РБК банкиров (все они попросили об анонимности в своих комментариях о действиях ЦБ) и юристов оказалась скорее негативной.

«Добросовестные инвесторы вынужденно попадают в категорию недобросовестных, хотя они осознанно имели небольшие доли в банках, осуществляли портфельные инвестиции», — считает партнер F1 Legal Фарид Бабаев.

При этом, хотя подход ЦБ одинаков в отношении российских и иностранных владельцев, больше пострадают последние. «90 дней — слишком короткий срок для иностранного акционера, чтобы собрать все необходимые документы о своей деловой репутации за рубежом и легализовать их в России», — указывает топ-менеджер одного из банков первой сотни по величине активов. По его мнению, единственный способ быстро устранить возникшее совершенно не по вине собственников нарушение прозрачности структуры владения банком — выкупить банку на себя долю таких инвесторов. «Но это расходует капитал и влияет на показатели ликвидности», — отмечает он. «В результате имеет место быть игра на грани перехода в третью группу, которую мало кто в силах преодолеть», — признается один из собеседников РБК.

Как указывает другой банкир, «выбранный ЦБ путь таит в себе коррупционный риск, риск недобросовестного давления на акционеров».

В качестве следующей очевидной мишени регулятора участники рынка предположили банки, у которых в капитале есть инвестиции американского фонда Firebird. Ранее у него была доля в Соцгорбанке, лишенном лицензии в 2011 году. Сейчас РБК обнаружил у него долю в СДМ-банке, но она меньше 10%. Максим Солнцев, председатель правления СДМ-банка, сказал РБК, что ничего не слышал о новых подходах Банка России. Firebird не ответил на запрос РБК.

Некоторые участники рынка видят и позитивные последствия в действиях ЦБ. «Регулятор целенаправленно закрывает все лазейки для акционеров банков, замеченных в отмывании денег, выводе активов. В частности, при обнаружении проблем в одном банке ЦБ проверяет и банки, имеющие общих владельцев. Пропорциональное снижение доли других акционеров — одна из новых мер. За навязанной им бумажной волокитой скрывается еще один рычаг давления, который, впрочем, может коснуться и других, вполне добросовестных игроков», — рассуждает один из опрошенных РБК банкиров.

При этом полный вывод с рынка недобросовестных собственников может и не реализоваться, рассуждают юристы. «Может получится так, что сменится лишь номинальный держатель бумаг», — предположил Фарид Бабаев.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА, Марина БОЖКО