0

РБК: Решение проблемы забалансовых вкладов отправили на доработку

Финансовые регуляторы продолжают искать решение проблемы забалансовых вкладов. Однако предложенный механизм единой идентификации депозитов физлиц и учета вкладов во внешней базе данных пока вызывает критику.

Информация о ходе работы над поправками, направленными на борьбу с так называемыми забалансовыми вкладами, содержится в отчете о деятельности Национального совета по финансовому рынку (НСФР, отчет имеется в распоряжении РБК), представители которого приняли участие в соответствующем тематическом совещании в Совете Федерации в конце минувшей недели. «В рамках совещания обсуждался вопрос, связанный с введением механизма получения вкладчиками информации, подтверждающей наличие перед ними обязательств банков по возврату денежных средств на основании договора банковского счета (вклада) путем направления запроса с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Проектируемый механизм предусматривает создание единой системы учета вкладов, не подразумевающей указание персональных данных, включая фамилию, имя и отчество, а также формирование специального уникального идентификатора вклада», — говорится в отчете.

Там также указано, что в совещании приняли участие представители ЦБ, Минфина России, АСВ, члены Совета Федерации, представители банковского сообщества и эксперты. Детали предложенного механизма и итоги совещания в отчете не раскрываются. Рабочее название поправок — проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части обеспечения права вкладчиков на получение достоверной информации о вкладах».

По данным РБК от нескольких источников, знакомых с ходом совещания, суть предложения сводится к тому, чтобы унифицировать подходы банков к идентификации договоров банковского вклада, присвоив каждому такому договору номер по единой системе и занеся этот номер в единую внешнюю базу, что позволит учесть и однозначно идентифицировать тот или иной договор вклада аналогично тому, как это сделано с идентификацией договоров ОСАГО. Сейчас номер присваивается договору депозита каждым банком по своим правилам, не говоря уже об отсутствии единой внешней базы учета вкладов, что не всегда позволяет проверить наличие вклада и однозначно идентифицировать его в случае мошеннических действий недобросовестных банкиров. Идея поправок принадлежит члену комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николаю Журавлеву. Он подтвердил РБК, что совещание по этому вопросу состоялось, однако отказался от детальных комментариев своего предложения, сославшись на то, что документ пока находится на слишком ранней стадии обсуждения, и то, что совещание было «рабочим».

Проблема забалансовых вкладов состоит в том, что в ситуации сложностей у банка или просто изначального злого умысла банкиров внесенный клиентом депозит не отражается в базе данных банка (что, в частности, облегчает банкирам вывод этих активов или позволяет скрывать при наличии ограничений по вкладам от регулятора реальный объем вкладов). В результате учет вкладов ведется неофициально, в так называемой тетрадке, в официальной же отчетности вкладов не обнаруживается, что после отзыва у такого банка лицензии создает сложности у вкладчиков в получении своих средств — как в части процедуры их возврата (требуются дополнительные документы), так и в части сроков выплаты страхового возмещения по вкладу Агентством по страхованию вкладов (которые существенно увеличиваются). Впервые забалансовые вклады были выявлены в Мособлбанке несколько лет назад в ходе его санации. Впоследствии схожие ситуации неоднократно выявлялись после отзыва лицензий и в других кредитных организациях.

Неоднозначное решение

Намерения Банка России бороться с забалансовыми вкладами оглашаются давно, регулярно и неоднократно, однако сведения о том, что обсуждаются конкретные варианты, и детали этих обсуждений стали доступны только в последнее время.

Впрочем, как указывают источники РБК, несмотря на отсутствие официальных возражений по предложенному проекту поправок, высказанных в ходе совещания, предложенное решение воспринимается заинтересованными ведомствами далеко не однозначно и вызывает больше вопросов, чем ответов. «Формально участники совещания договорились просчитать стоимость проекта, сроки его реализации, продумать альтернативные варианты и после этого вернуться к дальнейшему обсуждению», — рассказал один из собеседников РБК.

«Собственно цена реализации, кто ее заплатит и сроки — ключевые вопросы, — рассказывает один из источников РБК. — Учитывая, что переделывать придется все системы идентификации вкладов в банках, не говоря о создании самой базы, что дорого и не так просто, как кажется, защите содержащихся в ней данных, ее обновлении и обслуживании, речь о реально существенных затратах». Оценить их он, правда, затруднился. «Что касается сроков, то, по предварительным оценкам, это несколько лет, — продолжает он. — За это время можно расчистить банковскую систему окончательно или придумать другой, более оптимальный способ разрешения проблемы забалансовых вкладов». Слишком дорогая и, скорее всего, ненужная на момент реализации «игрушка» получается, резюмирует он.

Еще один немаловажный вопрос — вопрос банковской тайны. По словам источников РБК, на одном из ранее прошедших совещаний особенную озабоченность этим вопросом высказывала глава ЦБ Эльвира Набиуллина. «Теоретически замена Ф.И.О. вкладчика уникальным номером договора решает эту проблему, но как быть, если договор клиентом банка, допустим, утерян? Значит, в базе все-таки должна храниться и персональная информация», — рассуждает еще один источник РБК.

«Речь идет о том, что даже при наличии идентификаторов в базе все равно будет храниться ключ к реестрам вкладчиков конкретных банков. И как только информация уходит из кредитной организации еще куда-то, риск утечки банковской тайны повышается. А она и так в последнее время становится все более эфемерным понятием», — пояснил один из участников совещания.

Мнение рынка

Официально участники банковского рынка признают: механизм борьбы с забалансовыми вкладами нужен, но сомнения участников совещания относительно конкретно этого предложенного механизма разделяют. «Инструмент для борьбы с забалансовыми вкладами нужен. Вместе с тем пока эффективность предложенного механизма вызывает ряд вопросов, в частности, кто будет реестродержателем, а также как может быть реализована стопроцентная бесперебойность данной системы, ведь любой сбой может вызвать лишнее беспокойство вкладчиков», — говорит вице-президент ассоциации региональных банков «Россия» Алина Ветрова.

«При всей положительной мотивации данного предложения есть множество вопросов к его реализации, в частности относительно затрат на реализацию данной идеи, возникающих рисков по защите банковской тайны, технологической сложности. При этом большие вливания требуются как от государства, так и от участников рынка. И не факт, что государство готово будет тратить деньги на реализацию этого проекта. Банк России активно чистит рынок от недобросовестных кредитных организаций. И возможно, к моменту создания единого реестра надобность в нем будет крайне мала. Кстати, проблема фиктивных вкладов по своему масштабу не является ключевой по сравнению с выводом активов», — считает и зампред Альфа-банка Владимир Сенин.

В пресс-службе Центробанка РБК заявили, что Банк России рассматривает «неотражение в отчетности банков обязательств перед вкладчиками как финансовое преступление». «Основное направление борьбы с преступлениями в банковской сфере видится в совершенствовании уголовного законодательства и правоприменительной практики. В то же время Банк России готов изучать любые предложения, направленные на защиту от недобросовестного поведения банков», — сказал представитель ЦБ. Проект создания единой системы учета вкладов, выдвинутый инициативной группой экспертов, находится в самой начальной стадии проработки, добавил он. «На данном этапе он выглядит технически сложным и затратным. При этом его реализация пока представляется весьма проблематичной и неспособной полностью решить проблему так называемых забалансовых вкладов», — уточнил представитель регулятора.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА, Марина БОЖКО