Полигон интеграции: ОПК России строит свой крымский мост

15
1
1

Оказавшийся к весне 2014-го в полном запустении оборонно-промышленный комплекс Крыма постепенно восстанавливается, реинтегрируясь в российский ОПК. К началу 2018 года среднегодовые темпы роста выпуска ПВН предприятиями полуострова достигают минимум пяти процентов против отрицательных показателей украинского периода.

Фактически речь идет о подъеме сектора с нуля. Точнее, приходится одновременно восстанавливать заброшенные производства и проектировать-организовывать новые. Напомним, что в 60–70-х и до середины 80-х крымская «оборонка» работала на весь Варшавский договор, особенно в сегментах судо– и приборостроения, электроники, испытания новых образцов вооружений для ВМФ и ВВС. Но тогда ближайшими соседями Крыма были по большей части наши союзники.
Осложнение геополитической обстановки тем более требует полномасштабной реанимации крымского ОПК и его дальнейшего технологического развития – с одной стороны. А с другой – антироссийские санкции Запада, всецело поддерживаемые Киевом, направлены на то, чтобы именно на этом поле деятельности мы не просто буксовали, но находились под прицелом всевозможных диверсий и т. п. акций. Тем более что приграничное расположение региона делает его особенно уязвимым.

КАК В РОССИИ, ТОЛЬКО ХУЖЕ

Как отмечалось на Деловом форуме Крыма и Севастополя в ТПП РФ, других подобных мероприятиях, реальный объем казенных и государственно-частных инвестиций в восстановление и переоснащение регионального ОПК пока достигает 60–65 процентов от требуемого. Отстают от существующего спроса поставки отечественного технологического оборудования, комплектующих, запчастей, смежной продукции. Вдобавок сохраняются риски срывов энерго– и водоснабжения. Транспортные же связи внутри региона и с остальной Россией проблемны ввиду слаборазвитой дорожной сети в Крыму. Прежде всего сказывается отсутствие прямого железнодорожного сообщения между западным и восточным районами полуострова по кратчайшему маршруту.

Словом, крымский ОПК прессингуется в основном теми же факторами, что и вся региональная экономика. Их недавно обозначило правительство полуострова: «В ближайшие несколько лет экономика региона будет оставаться под влиянием определенных системных проблем». Среди них – недостаточная обеспеченность стратегически важными природными ресурсами, низкая транспортная доступность, высокая зависимость производителей от поставок сырья и комплектующих, нехватка кадров и слабая конкурентоспособность продукции, высокий износ и неудовлетворительное состояние большинства объектов инфраструктуры, дефицит кредитных ресурсов.

Владимир Путин заявил в этой связи, что в Крыму и Севастополе активно ведется организационная работа по взаимной интеграции крымского и общероссийского ОПК. Нужно смотреть на перспективу расположенных на полуострове предприятий, повышать эффективность действующих производств, выводить на новый уровень качество продукции и расширять номенклатуру. Очевидно, что воссоединение с Россией предопределяет включение объектов местного ОПК в единый народно-хозяйственный комплекс. Притом, как считают в руководстве страны и экспертном сообществе, стратегически важно, чтобы потенциал Крыма использовался для разработки и серийного производства профильной конкурентоспособной продукции, а не превращался в арену соперничества между госкорпорациями за обладание крупной и в перспективе высокодоходной собственностью.

НЕ КУПИТЬ, А ПОДНЯТЬ

Тем временем Минпромторг РФ и руководство Крыма и Севастополя совместно с Ростехом, ОАК, ОСК уточнили реестр объектов в ведении министерства. Среди главных задач – выстраивание с участием означенных корпораций эффективных межрегиональных кооперационных цепочек. В крымском секторе ведомственного реестра заводы «Залив», «Фиолент», конструкторско-технологическое бюро «Судокомпозит», Оптическое и Севастопольское авиационное предприятия, СЭЛМА, а также «Уранис-Радиосистемы» (Севастополь), ГУП РК «НИИ аэроупругих систем» (Феодосия). К настоящему времени сумма подписанных и запланированных контрактов с участием названных подрядчиков приблизилась к семи миллиардам рублей.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин отмечал, что госкомпании делятся своими заказами с предприятиями Крыма и Севастополя, но этого совершенно недостаточно, если мы хотим полномасштабно решать поставленные президентом задачи по интеграции ОПК Крыма в общероссийский. Мы должны «переженить» экономические интересы наших корпораций и ведущих предприятий полуострова.
Вице-премьер разъяснил, что, например, ОАК, ОСК или ОДК сначала определяют, какие заказы будут выделены крымскому или севастопольскому предприятию, точнее – «объем, время исполнения, какие средства это принесет конкретному заводу, какие налоги будут заплачены в бюджеты». Именно на данном этапе региональное оборонное предприятие переходит в статус, позволяющий войти в интегрированную структуру. По словам Рогозина, такая взаимная подстройка планируется почти для всех трех десятков предприятий крымского ОПК. Но точные сроки официально пока не объявлены.

Между тем производство ПВН в Крыму растет. Так, на керченском «Заливе», по данным состоявшегося в Ливадии правительственного совещания по вопросам ОПК, в 2016 году выпуск оборонной продукции увеличился более чем вдвое, тот же тренд сохранился в 2017-м. Но остается масса нерешенных вопросов – и с собственностью, и, например, с кадрами, коих катастрофически не хватает. Глава республики Сергей Аксенов откровенно заявил, что хотя за предприятиями ОПК Крыма закреплены корпорации-кураторы, добиться стопроцентной загрузки цехов пока не удается. В том числе из-за проблем с транспортным сообщением, недостаточного финансирования, диспропорций между реально работающими мощностями и объемами заказов, порой из-за неполной, отрывочной информационной базы по этим мощностям.

«МОРЕ» ВОЛНУЕТСЯ

Что касается реинтеграционного тренда, этот процесс по крайней мере сдвинут с мертвой точки. Скажем, по данным Минпромторга, ФГУП «Феодосийский судостроительный завод «Море», находящееся в федеральной собственности, будет акционировано и войдет в состав Ростеха. При этом акции завода передадут в доверительное управление АО «Концерн «Калашников», что должно увеличить его компетенции в строительстве скоростных судов и в производстве продукции из легких сплавов, а также обеспечить развитие и модернизацию ФГУП. «Море», напомним, наряду с гражданскими изделиями выпускает десантные корабли на воздушной подушке типа «Зубр» и противолодочные корабли «Сокол».

В то же время санкт-петербургская «Пелла» строит здесь же три малых ракетных корабля (МРК) проекта 22800 «Каракурт». Эта компания с 2016 года и до конца 2020-го арендует 12 объектов недвижимости «Моря» для постройки МРК. Причем в модернизацию завода компания уже вложила свыше 700 миллионов рублей и ее руководство рассчитывает, что эти средства компенсируют, например, акциями завода. По данным того же ведомства, на базе феодосийского предприятия планируется создать центр строительства, достройки и обслуживания судов ВМФ, погранслужбы, Росгвардии и развивать сборку сейнеров. Инвестиции в «Море» определят в текущем году после окончательной оценки активов и портфеля заказов.

Другой схожий пример: в середине января сообщалось, что холдинг «Технодинамика», входящий в Ростех, стал курировать восстановление и дальнейшее развитие торпедного завода «Гидроприбор», соответствующие работы в Орджоникидзе, где он находится, планируется начать в этом году. Наряду с «Технодинамикой» в реализацию проекта инвестирует и концерн «Морское подводное оружие – Гидроприбор». Этот завод в советские годы делал торпеды с ядерными зарядами, поставляемые и в некоторые другие страны Варшавского договора. На испытательной базе «Гидроприбора», одной из крупнейших такого профиля в ВД и Европейском регионе СССР, это оружие досконально проверялось. Но последние 10 лет завод не работал.

Что касается морского полигона Чауда, он, как было заявлено командованием ВКС РФ, станет первым работающим круглогодично. Степень эксплуатационной готовности к настоящему времени превышает 80 процентов. Здесь будут тренироваться экипажи дальних бомбардировщиков, в том числе Ту-22М3. В советский период, напомним, полигон на мысе Чауда числился за 3-м научно-испытательным управлением ГКНИИ ВВС. После возвращения Крыма в состав России на Чауде с августа 2015-го проводились тренировочные стрельбы и бомбометания фронтовой авиации.

Но эти и другие проекты зависят от геополитического контекста. По оценке Андрея Арешева, эксперта Института востоковедения РАН и Фонда стратегической культуры, военно-политическая ситуация вокруг Крыма и тот факт, что регион граничит с пронатовской Украиной, затрудняют реализацию проектов.

Полномасштабное использование потенциала ОПК Крыма вполне возможно и, образно говоря, более чем необходимо. Но как минимум сдерживающее влияние оказывают факторы финансово-экономического, инфраструктурного, правового порядка да и военно-политическая обстановка у крымских границ России.

СПРАВКА «ВПК»

По данным Военно-промышленной комиссии РФ и других источников, в крымском ОПК ныне действует 14 предприятий судостроения, 3 –авиастроения, 2 – радиоэлектронной промышленности, 2 –производства обычных вооружений. До начала 90-х этот комплекс включал до 35 предприятий, в том числе научно-исследовательские и проектно-конструкторские. В валовой промышленной продукции Крыма доля ОПК составляла 30–35 процентов, в 2015–2017 годах – около 15. Предприятия ОПК, кроме военной продукции, выпускали широкий ассортимент гражданской. Она производилась прежде всег, на судостроительных объектах, где было занято до 70 процентов персонала местного ОПК. Так, в феодосийском объединении «Море» строились теплоходы на подводных крыльях – «Олимпия», «Циклон», «Восход», на керченском заводе «Залив» – танкеры и суда-химовозы разной грузоподъемности .

Специфика крымского оборонно-промышленного комплекса проявляется, как и прежде, в очень плотном, органичном «взаимосращивании» оборонных производств, военных объектов и размещении войск. Что обусловлено в основном ограниченностью географической территории региона и ее конфигурацией.

Среди основных объектов ОПК Крыма, наряду с упомянутыми:

– «Передовые технологии парашютостроения» (Феодосия): производство парашютных систем «Скаут», «Барс-С», «Статус-СН»;
– «Судокомпозит» (Феодосия): разработка-производство изделий из полимерно-композитных материалов для военного и гражданского судостроения и техники специального профиля;
– Оптическое предприятие (Феодосия): оптико-волоконная и смежная продукция;
– «Гидроприбор» (Феодосийский район): торпеды и акустические средства;
– Радиозавод (Севастополь): разработка и производство оборудования морского, авиационного профиля;
– Севастопольское авиационное предприятие: капитальный ремонт, переоборудование и модернизация вертолетов и систем связи;
– «Севэлектромонтаж-464» (Севастополь): производство и комплектация электрощитового и смежного оборудования;
– приборостроительный завод «Парус» (Севастополь): судостроение-судоремонт и разработка соответствующих технологий;
– «Теплообмен» (Севастополь): выпуск скоростных тонкостенных теплообменных аппаратов;
– Симферопольский кабельный завод: кабельно-проводная продукция и ее комплектующие;
– СЭЛМА (Симферополь): проектирование и производство сварочных оборудования и материалов для судо-, мостостроения и железных дорог;
– «Фиолент» (Симферополь): разработка-производство техсредств и систем автоматизированного управления для морских судов, судов «река-море» и морских буровых платформ;
– «Крымский Титан» (Армянск): крупнейший в Европе продуцент диоксида титана, производство железистого пигмента (на базе керченской руды), химической и химико-металлургической продукции, лития (используется в том числе сырье северо– и восточнокрымского Сиваша);
– НИТКА (Саки): учебно-тренировочный комплекс для ВВС и палубной авиации;
– полигон на мысе Чауда (на юге Керченского района): отработка действий против ВВС, ПВО. ВМФ и по поражению наземых целей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *