0

На суде испанские журналисты меня трясут: а что, правда обвиняемый Резник все еще депутат?

by admin23.02.2018

27
3
2

В Мадриде начался суд по делу «русской мафии». Нескольких россиян и испанцев обвиняют в отмывании денег и принадлежности к организованной преступной группировке.

В Национальной судебной палате Испании (НСП) 19 февраля начался суд над группой россиян и испанцев, которых обвиняют в отмывании капиталов из России и членстве в организованной преступной группировке. Для обвиняемых, которых испанская пресса называет членами «русской мафии», прокуратура требует от 1,7 лет до 5,6 лет тюрьмы и штраф в размере от 26 тысяч до 100 миллионов евро.

По делу, начатому 12 лет назад, проходят 26 человек. Однако на процессе, который продлится до 1 марта, присутствуют лишь 18 обвиняемых. Основные фигуранты — предприниматели Геннадий Петров и Александр Малышев, а также их главные подельники, на суд не явились. Они, как следует из документов прокуратуры, находятся «за пределами Испании — в России» (на базе — ЭР).

По версии испанской Антикоррупционной прокуратуры, материалы которой на 460 страницах, питерский бизнесмен Петров перебрался в Испанию в середине 90-х годов прошлого столетия. Здесь он открыл сеть предприятий в сфере недвижимости и финансовых инвестиций.

Тем не менее, прокуратура считает, что единственной реальной деятельностью Петрова в Испании было отмывание денег сомнительного происхождения, получаемых из России. Речь идет как минимум о 50 миллионах евро, отмечают сотрудники правоохранительных органов.

Ближайшим партнером Петрова в Испании был Малышев, который в документах следствия называется «лидером питерской Малышевской ОПГ». Свою деятельность партнеры осуществляли с помощью как испанцев, так и россиян — управляющих предприятиями, юрисконсультов, консультантов в области финансов, посредников, переводчиков, технических секретарей и так далее. Часть из них сейчас на скамье подсудимых, пояснила официальный представитель НСП Монтсеррат Трабада.

Наблюдение за Петровым, Малышевым и другими фигурантами дела, включая прослушивание их телефонных разговоров, было начато в 2006 году, напомнил член мадридской коллегии адвокатов Хосе Санчес. В 2008 году все они были арестованы в ходе полицейской операции под кодовым названием «Тройка». Петров провел в предварительном заключении больше года, после чего был выпущен до суда на свободу. В 2012 году ему было разрешено побывать на родине. Предоставляя эту возможность подследственному, прокуратура исходила из того, что Петров, располагающий в Испании дорогостоящей собственностью, не захочет от нее отказаться и вернется, отметил адвокат.

Но подследственный не вернулся. А в 2015 году его примеру последовал Малышев — ему также удалось скрыться от испанского правосудия, как и некоторым другим подозреваемым — гражданам РФ. Бегством главных фигурантов объясняется задержка в расследовании совершенных преступлений, отметил 16 февраля в интервью для прессы прокурор Хосе Гринда. К факторам, повлиявшим на затягивание следствия, он отнес также «сложность поиска доказательств и недостаточное сотрудничество со стороны российских правоохранительных органов».   

История Петрова получила огромный  общественный резонанс — в Испании и в других странах. И причина этого даже не крупные суммы денег, предположительно «отмытые» им в Испании. Дело в том, считает адвокат Санчес, что в ходе следствия были установлены обширные связи Петрова с высшими должностными лицами в России, особенно в правоохранительных органах, что позволило говорить о «мафиозном характере» его деятельности.

Связи «наверху» позволяли Петрову решать проблемы его бизнеса в России, освобождать от юридического преследования подельников, безнаказанно захватывать чужую собственность и даже влиять на продвижение по службе российских должностных лиц, отмечается в документах испанской прокуратуры.

Данные следствия позволили испанцам привлечь к делу Петрова в качестве подозреваемых генерал-полковника Николая Аулова, бывшего замдиректора бывшей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, и бывшего зампреда Следственного комитета РФ Игоря Соболевского. Они были объявлены испанской стороной в международный розыск, поскольку отказались добровольно предстать перед правосудием и дать показания о своих отношениях с Петровым.

В материалах прокуратуры также фигурируют в качестве «контактов» Петрова председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, бывший министр информационных технологий и связи Леонид Рейман, зампред правительства Дмитрий Козак, бывшие министры Герман Греф, Анатолий Сердюков, Виктор Зубков. Упоминаются там и такие известные предприниматели как Александр Абрамов, Искандар Махмудов, Олег Дерипаска, Аркадий Буровой и другие.

Между тем, по словам адвоката Санчеса, «подлинным сюрпризом» нынешнего процесса стало появление на нем Владислава Резника, члена комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам. Резник тоже подозревается в связях с Петровым «в целях отмывания капиталов» — прокуратура требует для него 5,5 лет заключения.

Впрочем, Резник считает себя невиновным. Он заявил журналистам накануне судебного заседания, что «верит в объективность испанского правосудия». Из материалов следствия известно, что в свое время депутат приобрел у Петрова виллу на Майорке и поддерживал с ним определенные «деловые» отношения, которые и вызвали подозрения испанской Фемиды.

Тем временем адвокат Санчес полагает, что Резник вряд ли будет осужден на реальный срок, а его фактически добровольная явка на судебный процесс «произвела хорошее впечатление на судей». Что касается других обвиняемых, то большинство из них, скорее всего, будут приговорены лишь к условному сроку заключения. Вместе с тем в Испании не принято судить обвиняемых заочно, поэтому наказания для лиц, укрывающихся от правосудия, определяться на этом процессе не будут, отметил адвокат.

 Из зала суда Анастасия Кириленко:

Перевода на суде (уже спрашивали) на русский нет — пришлось осваивать испанский. Жена Резника отчего-то просит перевод на английский. На ухо…Она, судя потому что без отчества, не россиянка. Может, ее линия защиты в том, что она не могла разговаривать с бандитами по-русски, она только по-английски? Не знаю. Все может быть.

Не ждать же, когда представитель Гостелерадио, сегодня окормляющий Радио Сво, вдруг придет на суд (а он и не пришел). С Радио Свобода, кстати выгнали ведущую Шахиду (без мужа, двое детей) — вступилась за коллег, а там такое не дозволяется. Там как в ГУЛАГе, надо отвернуться, когда кого-то ведут на убой, и все будет в шоколаде… Не умеешь отвернуться — ну извини. Сообщение об очередном увольнении со Сво «для тех, кто понимает», тоже достигает меня в Мадриде, где-то между аптекой и залом суда.

На суде испанские журналисты меня трясут: а что, правда Резник (главный обвиняемый из тех, кто явился) депутат? Он точно еще депутат? Я говорю — ну был главой комитета а сейчас в связи с уголовным делом просто член комитета по финансам. Не думайте, что все бесполезно! А так у нас большинство депутатов — из солнцевских и тамбовских. Это нормально, это связанные вещи (для отмыва имиджа).

Суд начался с предъявлением документов об угрозах прокурору и его семье в т.ч. несовершеннолетним детям. Это делает тот самый Илья Трабер, у которого Дождь мечтал взять интервью. В общем, хорошо, что идея о бандитском государстве как-то пробивает себе дорогу, плохо, что никого не волнует реальная опасность и реальный объем черной кассы и что они на эти деньги могут сделать с миром. (Одному испанскому судье уже занесли бабло).

Судья кашляет, и один из русских в зале шутит «это полоний». Это не смешно, потому что Литвиненко как бы был на пути в Мадрид свидетелем по этому делу тамбовской ОПГ, до этого был допрошен неформально в Лондоне, где ему задали самые жесткие вопросы, в том числе о Березовским, и, тем не менее, он произвел достойное впечатлениие. За неделю до протокольного допроса (это происходит с санкции следственного судьи, долгий и в общем-то открытый процесс) и отравили… Луговой знал об Испании, он был другом Литвиненко.

About The Author
admin

Leave a Response