0

Коммерсант: Минфин мечтает о всеобъемлющем казначейском контроле

Минфин внес в Белый дом проект системы тотального казначейского контроля госрасходов. Министерство хочет сосредоточить в Федеральном казначействе управление всеми бюджетными рисками, объединив информсистему «Электронный бюджет» со всеми базами данных, в которых учитывается их движение — от госзакупок до ЕГРН и ЕГРЮЛ. Это даст возможность контролировать и сопоставлять расходы ведомств, регионов и муниципалитетов, указывая на проблемные точки системы.

Минфин внес в правительство проект концепции бюджетного мониторинга. Документ за подписью замглавы ведомства Алексея Лаврова (есть у «Ъ») предполагает ужесточение контроля госрасходов за счет объединения под контролем Федерального казначейства разрозненных информационных систем. Среди них — базовая для казначейства ФГИС «Электронный бюджет», системы контроля госзакупок (ЕИС), гособоронзаказа (ГОЗ) и самого казначейства (АСФК), а также единая электронная площадка. В работу включат и реестры — ЕГРЮЛ, ЕГРИП, ЕГРН и федеральную базу данных о крупных покупках дороже 600 тыс. руб.

На основании данных этих баз казначейство сможет вычислять степени риска клиентов бюджетной системы и доводить их до заинтересованных госорганов вместе с предложениями о мерах снижения рисков. В том числе речь идет о проверках, по итогам которых могут быть приняты решения об отказах в учете бюджетных обязательств и расходовании госсредств, о приостановлении платежей или отзыве бюджетных лимитов — как и о выдаче требований об устранении нарушений или о компенсации нанесенного ущерба и возбуждении административных и уголовных дел. Субъектами контроля ведомство считает «не только участников бюджетного процесса, но и иные юридические и физические лица, получающие средства из бюджетов».

В риски, которые должно будет мониторить казначейство, Минфин включает как макропоказатели (дефицит бюджета, ошибки прогноза социально-экономического развития, кредитный риск), так и локальные проблемы (нецелевого использования средств, неэффективного управления). Как пример в концепции приводится схема борьбы с неэффективными расходами (закупкой неиспользуемых или используемых не по назначению товаров). Для этого казначейство будет изучать наличие актов нормирования закупок у ГРБС, их применение, соотношение с нормативами других органов власти в динамике.

Отмечая успехи казначейства в сопровождении госконтрактов — по поручению госзаказчика исполнителю авансируются только документально подтвержденные расходы,— Минфин готов сделать это обязательным требованием: одним из инструментов мониторинга должно стать «предоставление средств из бюджетов… только после представления документов, подтверждающих возникновение обязательств» при совместном контроле факта поставки заказчиком и казначейством. В инструментарий войдут раздельный учет юрлицами затрат при использовании госсредств, раскрытие заказчику структуры ценообразования.

Начать такой контроль Минфин готов уже в 2017 году — пилотным проектом в рамках ФАИП. До конца 2018 года предлагается разработать систему выявления рисков и критериев отнесения к ним участников бюджетного процесса. На 2019-2020 годы ведомство планирует внесение правок в законодательство (придется править Бюджетный и Налоговый кодексы, законы о банковской деятельности, защите конкуренции, о госзакупках и закупках госкомпаний и др.) и создание IT-системы мониторинга.

Идеи ведомства согласованы с министерствами, Счетной палатой, ЦБ и экспертами аналитического центра при правительстве, отмечает господин Лавров. Отметим, к 2020 году такая система, с одной стороны, восстановит часть полномочий ранее существовавшей при Минфине системы бюджетного надзора, с другой — будет во многом «Счетной палатой онлайн» и имеющей, в отличие от ведомства Татьяны Голиковой, более широкие возможности в отношении регионов. Впрочем, разная правовая сущность Счетной палаты и системы Минфина не позволяет говорить о дублировании их функций.

Олег САПОЖКОВ