Коммерсант: В расход не пускать

Минфину удалось отстоять 1-1,5 трлн руб. дополнительных доходов, которые, как ожидается, поступят в бюджет оттого, что нефть в 2017 году будет стоить дороже заложенных в него $40 за баррель. О принятом Владимиром Путиным решении уберечь допдоходы от распределения на текущие нужды вчера объявил министр финансов Антон Силуанов. Эти деньги заменят средства Резервного фонда при закрытии дефицита бюджета — что позволит сохранить эту кубышку и даст властям больше возможностей для сдерживания укрепления рубля. Фактически речь идет о временном бюджетном правиле, принять которое Минфин надеялся только через несколько лет.

Проблема «лишнего» триллиона, появляющегося в казне оттого, что баррель нефти, согласно большинству прогнозов, в 2017 году будет стоить заметно дороже заложенных в официальный макропрогноз $40, возникла еще в декабре (см. «Ъ» от 30 декабря). Тогда Антон Силуанов признавал, что при цене $50 за баррель даже с учетом укрепления рубля дополнительно можно будет получить 1 трлн руб. Минфин надеялся хотя бы часть этих денег спрятать в резервы, понимая, впрочем, что ведомственных запросов на их распределение будет предостаточно (к примеру, 12 января «Ъ» писал о желании Минсельхоза получить дополнительные 50 млрд руб. на поддержку АПК). «Вопрос пропорций будем обсуждать на правительстве»,— говорил в конце года о будущем разделе триллиона господин Силуанов.

Однако, как следует из его слов, прозвучавших на брифинге, спешно созванном вчера вечером в Минфине по итогам совещания у президента, финансовому ведомству удалось сорвать джекпот — делить коллегам-министрам будет нечего. Антон Силуанов объявил, что президент поддержал предложение правительства до принятия нового бюджетного правила «не использовать дополнительные нефтегазовые доходы, поступающие в результате превышения фактической цены на нефть уровня $40 за баррель, на финансовое обеспечение дополнительных расходов и на эту сумму осуществлять уменьшение объемов использования средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ)».

Другими словами, деньги на дефицит решено брать из допдоходов, а не из суверенных фондов. Напомним, что уже третий год подряд Резервный фонд служит основным источником для закрытия дыры в госказне. В 2015 году на это было изъято 2,6 трлн руб., в 2016-м — 2,14 трлн руб. В результате на начало 2017 года в фонде осталось всего 972 млрд руб., которые также предполагалось потратить на дефицит, полностью опустошив эту кубышку. Более того, поскольку резервного триллиона на закрытие дефицита не хватает, залезть предполагалось еще и в ФНБ, изъяв из него 670 млрд руб.

Теперь Минфин получает возможность эти суммы в фондах почти полностью сохранить. Вчера Антон Силуанов подтвердил, что при $50 за баррель нефти бюджет получит дополнительно порядка 1 трлн руб., добавив к этому, что при $55 эта сумма вырастает уже до 1,4 трлн руб. Последняя цифра близка к той, что Белый дом ранее намеревался изъять из фондов — 1,8 трлн руб.

Отметим, что установление «цены отсечения», при превышении которой доходы не идут на расходы на уровне в $40, фактически означает введение временного бюджетного правила — подобного тому, что действовало в РФ до нынешнего кризиса. Пока речь идет о применении этого правила только в 2017 году, по 2018-2019 годам решения нет — хотя цена в $40 за баррель заложена осторожным правительством на все годы трехлетки.

Антон Силуанов пояснил, что решение не тратить допдоходы не распространяется на уже согласованные предложения о выделении на поддержку промышленности 107,5 млрд руб., а также на резервные 20 млрд руб., которые «могут быть оперативно направлены на поддержку отдельных социально-экономических вопросов». Источником для этих трат должны стать уже дополнительные ненефтегазовые доходы в размере 84 млрд руб., которые Минфин в этом году также рассчитывает получить. Кроме того, на поддержку регионов может быть направлен 31 млрд руб. из непотраченных остатков трансфертов прошлого года. На все другие дополнительные расходы денег не будет, дал вчера понять всем лоббистам министр.

Отметим, что, кроме решения бюджетных проблем, решению не тратить нефтяные допдоходы найдено и макроэкономическое обоснование. «Это сделает более прогнозируемой денежно-кредитную политику и позволит ЦБ иметь больше маневра в денежно-кредитной политике с точки зрения снижения ставок и обеспечения стабильности курса рубля»,— сказал вчера Антон Силуанов. В ЦБ решение не наращивать расходы вчера поддержали, отметив, что «это будет способствовать достижению цели по инфляции и большей стабильности реального курса рубля».

Вадим ВИСЛОГУЗОВ