0

Евреи в армии во времена Российской империи

by admin11.03.2018

16
0
0

В ходе Отечественной войны 1812 года произошел неприятный момент, отмеченный прославившимся в боях с французскими захватчиками поэтом и партизаном Денисом Васильевичем Давыдовым. Один из его подчиненных за совершенный подвиг был отмечен Георгиевским знаком (так официально именовался солдатский Георгиевский крест), однако не мог его носить открыто, ибо он был завербованным в уланы евреем из Бердичева. Так получилось потому, что в эти времена служба евреев в Российской императорской армии заменялась денежной податью. За то, чтобы еврейский мальчик избежал рекрутского набора, за него должен был вноситься налог в размере 500 рублей. Подобное освобождение от армейской службы вызывало законное недовольство среди христианского населения страны. <br><br> Эта двусмысленная ситуация изменилась в 1827 году, когда император Николай I подписал указ об уравнении условий рекрутской повинности для всех сословий, проживающих в государстве. Благодаря этому документу воинская обязанность отныне распространялась и на еврейскую часть населения. Правда, рекрутскому набору подлежали не взрослые молодые люди, а мальчики 12-летнего возраста. Первоначально они определялись в «школы кантонистов» и только потом, пройдя там определенный курс обучения, достигнув 18 лет, переводились в линейные части. Именно с этого момента для еврейских юношей начинался отсчет их действительной службы. Следует сразу определиться, что такое «школы кантонистов». Данное понятие появилось во времена правления Александра I. Тогда при гарнизонах начали основывать школы, в которых проходили обучение солдатские сыновья. Впоследствии в них начали записывать сирот, детей староверов, а также ребят других национальностей и даже потомков поляков, репрессированных за участие в восстаниях против России. Дальнейшая служба в армии для выпускников таких школ была обязательным условием.  И это неудивительно, ведь помимо общеобразовательных предметов, начиная с 1824 года, там ввели армейские дисциплины, готовя будущих артиллеристов, инженеров, медиков и топографов. На своем пике количество подобных школ достигло 52 заведений. В 1856 году император Александр II отменил институт кантонистских школ, основав вместо них систему военных училищ. С вступлением в действие Высочайшего Указа от 26.08.1827 г. для еврейских юношей настали трудные времена. Ежегодно еврейские общины должны были рекрутировать по 10 здоровых 12-летних мальчиков с каждой тысячи своих сограждан. Однако учитывая почти полное отсутствие у евреев документов, очень часто в армию отправлялись мальчики гораздо меньшего возраста, отбираемые у беднейших представителей либо у «смутьянов», чем-то не угодивших старшинам. Мало того, возникло даже целое криминальное направление – похищение детей, которых впоследствии сдавали в рекруты.  Для попавших в школы кантонистов еврейских мальчиков начиналась новая жизнь. Их определяли в районы, весьма отдаленные от родных мест, чтобы максимально ограничить их общение с родственниками. Несмотря на то, что для мальчиков-иудеев особо оговаривалась свобода вероисповедания, руководством школ прилагались значительные усилия по переводу своих подопечных в православие либо другой вид христианства. Для этого у детей изымались молитвенники, запрещались разговоры на идиш и переписка с родственниками.  В дальнейшие годы вплоть до конца существования Российской империи условия службы для иудеев все более ужесточались. Им запрещалось служить в ряде частей, а перспективы продвижения по службе становились весьма призрачными. Известен только один случай, когда человек иудейского вероисповедания достиг чина капитана. Этого «счастливчика» звали Герцель Цам. Данное звание он получил перед выходом на пенсию.  Совсем другое отношение было к евреям, перешедшим в одну из христианских религий. Дело в том, что в императорской России продвижение по службе ограничивалось исключительно по религиозному признаку. Национальность же человека никакого влияния не оказывала. Исходя из этого фактора, «обрусевшие» евреи никаких ограничений по дальнейшему несению военной службы не имели. Это позволило многим из бывших кантонистов достичь значительных высот в руководстве российской армии, получив звания генералов и адмиралов.  Подобные достижения для относительно немногочисленного народа говорят о старательности и работоспособности евреев, которые в любой обстановке старались выполнять поставленные перед ними задачи максимально эффективно. И это качество нации отмечали даже люди, которых сложно заподозрить в дружественных отношениях с евреями. Все дальнейшие войны вплоть до Первой мировой проходили в России с активным участием евреев. Они участвовали в героической обороне Севастополя в Крымскую кампанию, о чем говорит памятник 500 евреям, защищавшим территорию близ Морского завода. В период 1877–1878 годов в ходе Русско-турецкой войны отличились евреи, служившие в 16 и 30 пехотных дивизиях. Среди погибших на той войне был сын кантониста генерал-лейтенант В. А. Гейман, до этого служивший в Кавказской армии и слывший там храбрейшим из офицеров.  Постепенно в офицерской среде – касте, считавшейся в России наиболее замкнутой – появлялось все больше евреев. Это были, так называемые, выкресты – евреи, принявшие одну из христианских религий. За свое мужество и способность к самопожертвованию они ценились как нижними чинами, так и собратьями-офицерами. Причем иногда о принадлежности к еврейству многие из их товарищей даже не догадывались. К примеру, один из генералов гражданской войны А.В. Туркул вспоминал, что узнал о том, что один из его офицеров был евреем только во время похорон оного, увидев специфическую похоронную процессию.  Старательность офицеров еврейского происхождения давала им возможность значительного продвижения по службе. Генералом Генерального штаба и кандидатом в военные министры был М.В. Грулев. Этот человек проделал огромную работу по изучению Дальнего Востока и Маньчжурии, а на месте, которое он выбрал, даже был построен город Харбин, ставший впоследствии центром, так называемой «Желтороссии».  До начальника штаба Черноморского флота, командира бригады крейсеров и звания вице-адмирала дослужился Александр Сапсай, окончивший в свое время Морской кадетский корпус. Погибший в 1915 году командир пехотной дивизии С.В. Цейль был сыном еврея-кантониста. За время своего жизненного пути он в чине полковника участвовал в Русско-японской войне, а после ее окончания, поднявшись в звании до генерал-майора, был начальником Азиатского отдела Управления генерал-квартирмейстера Генштаба.

About The Author
admin

Leave a Response