Деньги: Обвинительный падеж

В прошлом году у банков то, что росло в 2015-м, стало падать или расти медленнее, а то, что падало и начало расти, ЦБ обещает отрегулировать.

Главный итог 2016 года для банковской системы — продолжившееся сжатие. Если в начале года кредитных организаций в России было под 700, то в конце — уже меньше 600. Согласно данным спецпроекта «Коммерсанта» «Хроника отзывов банковских лицензий», в 2016 году приказ о прекращении деятельности регулятор направил 89 банкам, на которые приходилось более 1 трлн руб. активов и 490 млрд руб. вкладов граждан. Крупнейшими из закрытых оказались Внешпромбанк, «Интеркоммерц» и Росинтербанк (более 480 млрд руб. активов и почти 200 млрд руб. вкладов физлиц).

По логике, если пирог делить на меньшее число ртов, каждому должно доставаться больше. Однако в жизни не все и не всегда бывает логично. Так, если посмотреть на показатели деятельности выживших банков, то бросается в глаза падение активов 200 крупнейших российских кредитных организаций, согласно рейтингу «Денег». Их совокупный объем снизился за 2016 год почти на 3 трлн руб., и основную роль в этом сыграло уменьшение портфеля кредитов юрлиц — почти на 2 трлн руб. Только в декабре они снизились на 930 млрд руб. А крупнейшее падение корпоративных кредитов случилось в марте и составило почти 1,5 трлн руб. При этом в 2016 году было только четыре месяца, когда объем кредитов юрлиц увеличивался.

Вообще, большинство показателей 200 крупнейших банков по рейтингу «Денег» не внушают оптимизма, несмотря на рост.

Так, вклады в прошлом году выросли на 1,3 трлн руб., а остатки на расчетных счетах — на 0,5 трлн руб. Однако в 2015-м депозиты физлиц увеличились на 4,3 трлн руб., то есть более чем втрое против прошлогоднего роста, а остатки на расчетных счетах — и вовсе вчетверо. Про активы и кредиты юрлиц и говорить нечего: они в 2015 году увеличились на 5,2 трлн и 4,3 трлн руб. соответственно.

Пожалуй, единственным реально выросшим в 2016-м сегментом банковского бизнеса стало потребительское кредитование. Если учесть, что в 2015 году портфель потребкредитов 200 крупнейших банков сократился более чем на 800 млрд руб., то расширение в следующем году на 230 млрд руб. можно признать достижением. Особенно оптимистично это выглядит с учетом динамики: первые четыре месяца объем портфеля продолжал падать, а затем из восьми месяцев только один был со снижением. Более того, просрочка по потребкредитам снизилась в декабре почти на 35 млрд руб. и составила 9,2% от портфеля кредитов физлиц, в то время как в январе 2016-го она была 9,9%, после чего уверенно перешагнула отметку 10%.

Впрочем, Банк России уже придумал, как будет бороться с этим ростом. Как пишет «Российская газета», регулятор разрабатывает документ, согласно которому заемщик сможет не возвращать банку потребительский кредит. Для этого ему будет достаточно доказать, что на момент получения заемных средств в банке у гражданина уже имелись долги в таком объеме, что обслуживать новый кредит он оказался не в состоянии.

Наблюдая не первый год борьбу ЦБ с потребительским кредитованием, все чаще задаешься вопросом: до каких пор регулятор намерен играть в демократию? Ведь очевидно, что все его попытки дают лишь временный эффект, а потом потребкредиты опять начинают расти. Потому что они объективно необходимы рынку, причем как заемщикам, так и банкам. Таким образом, единственным логичным выходом станет только полный запрет кредитов для физлиц. Конечно, их и тогда до конца извести не удастся, но они перестанут быть головной болью Банка России. И станут головной болью МВД.

Максим БУЙЛОВ

Таблицу к статье можно посмотреть на сайте источника.